Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
GOLDEN EARRING
 
Основой будущей супергруппы были гитарист Джордж Коойманс (родился 3.11.1948) и басист Маринус (Ринус) Герритсен (родился 8.9.1946). Они выросли в Гааге и знакомы были с раннего детства. Забавно и то, что ребята начали играть в 1960 году, когда им было по... сами считайте, сколько годков. К 61-му у них созрело недетское решение собрать настоящую группу, получившую "скромное" имя The Tornados. Конечно, ничего, подобного урагану, наши малыши тогда не исполняли. Это был дворовый поп-ансамбль, к тому же инструментальный, развлекавший аудиторию на школьных мероприятиях и в дансингах. Кроме Джорджа и Ринуса, в Tornados участвовали барабанщик Фред Ван Дер Гилст и ритм-гитарист (язык сломаешь! - авт.) Ханс Ван Гервер-ден. Смех - смехом, но популярность The Tornados в родной Гааге через полгода выросла настолько, что их менеджеру (!!!) сообщили - в Англии уже существует группа с таким названием и посоветовали сменить его. Вот тут-то Ринус и предложил назваться The Golden Earrings "ну, хотя бы временно". Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем всё временное. Так что официальная история команды берет отсчет именно с 1961 г. Правда, к 1970-му от этого названия "отпали" никому не нужные "the" и окончание множественного числа 's '. В 1963-м Ханса сменил Питер Де Ронде; в следующем году парни доросли до написания текстов, и тогда появилась насущная необходимость привлечь вокалиста - им стал Франс Крассенбург. "Сначала мы были только инструменталистами, как Shadows, - рассказывает Ринус Герритсен. - Но потом вдруг началась битломания. Все запели, и мы тоже решили найти вокалиста. The Beatles создавали собственные песни, а мы играли "каверы", как и другие группы того времени. С написанием собственных песен возникла куча проблем, потому что нам хотелось петь на английском. Случались и курьезы: на второй стороне нашего сингла "Lonely Everyday" была вещь, которую мы по безграмотности назвали "Not To Find", вместо "Not To Be Found", что полностью искажало смысл. С тех пор мы решили отсылать стихи друзьям в Америке и Англии для корректировки". К 1965-му The Golden Earrings созрели для записи диска, и менеджер группы Фредди Ха-айен заключил контракт с Polydor, где 8 августа и вышел первый сингл. В его записи участвовал новый ударник Яап Эггермонт. Слухи об Earrings довольно быстро выползли за пределы родного города, и вскоре о них заговорила вся Голландия. В ноябре 65-го произошло знаменательное событие не только в биографии наших героев, но и во всей истории голландской рок-музыки: увидел свет их дебютный лонг-плей "Just Earrings". Это был первый альбом, когда-либо издававшийся рокерами в этой стране. Он состоял из 11 своих песен и "кавера" Титуса Тернера "Sticks And Stones". К удивлению самих авторов, пластинка хорошо пошла на музыкальном рынке. Событие вдохновило членов The Golden Earrings и их звукозаписывающую компанию на создание целого заряда синглов, так что год 1966-й прошел как "single-year". Одновременно молодые рок-н-роллыцики разворачивают широкую гастрольную деятельность, причем их концерты проходят не только в Голландии, но и во Франции, Германии, Швеции и Англии. В этот период жизни ребята начинают относиться к себе серьезно, потому что вдруг обнаруживают дремавшие в их душах таланты. И хотя музыка Earrings середины 60-х представляет собой не что иное, как простые развлекательные песенки с битовой основой, советую всем вспомнить, КАК тогда играли The Who, Rolling Stones и Animals. Выход на профессиональную дорогу заставил музыкантов предпринять активные усилия по повышению квалификации, что привело к увольнению Де Ронде, который наотрез "отказывался расти". Январь 67-го приносит любителям музыки второй диск G.E. "Winter Harvest" и сенсационные сборы от его продаж. Песня "In My House" попадает в голландский Тор-10, что дает возможность менеджеру заключить контракт с американской Capitol Records на переиздание диска в Штатах. Афера провалилась с треском, оставив ограниченному контингенту коллекционеров редкие американские копии "Winter Harvest" с песней "I Can"t Stop Rambling", не вошедшей в голландское издание. Расширение концертной деятельности, дававшей неплохие барыши, диктовало свои условия: Франс не справлялся с ролью фронтмэна во время довольно энергичных шоу. В преддверии английского тура и возможных гастролей по США Golden Earring приглашают вокалиста по имени Барри Эндрю Хай (родился 16.8.1948). Критерии, по которым выбрали именно этого парня, были очевидны: Барри прекрасно пел по-английски, владел несколькими инструментами, да к тому же пописывал музыку. "Группа быстро прогрессировала, - вспоминает Ринус. - Франс был неплохим певцом, он и Яап нас вполне устраивали, если бы не гастроли. Ребята не только не справлялись со своими обязанностями на концертах, они отставали от остальных в профессиональном отношении. В один прекрасный момент они достигли своего потолка, и нам пришлось взять Барри, который четко вписался в состав. К тому же, он отличный шоумен, а это было немаловажно..." Хай до G.E. мотался по разным "бандам" и однажды даже был претендентом на роль вокалиста Shocking Blue. Несмотря на пророчество гитариста Shocking Робби Ван Леувена "ты еще об этом пожалеешь", Барри отказался от заманчивого предложения, чтобы участвовать в проекте наших героев. И хотя по иронии судьбы на первом сингле, записанном группой с Хаем, пел Джордж Коойманс, а Барри только (!) посвистывал на флейте, последующие годы доказали абсолютную правильность его решения. В 1968-м увидел свет третий лонг-плей Golden Earrings "Miracle Mirror", примечательный новым саундом, в чем немалая заслуга принадлежала именно Барри. Лирика Хая шла гораздо дальше ранних опусов группы, типа "встретил парень девушку, и вот:..", а его композиторские способности привели к формированию известного ныне стиля Earring. Джордж и Барри поделили ведущие вокальные партии поровну, и все встало на свои места. "Miracle Mirror" стал второй попыткой покорения Америки, и вновь безуспешной. В течение всего 68-го Джордж, Барри и Ринус работали над новым материалом, в результате чего песен хватило бы на два диска. Вдохновившись "Белым альбомом" The Beatles (того же года), Earring решаются создать нечто подобное. Диск назвали "On The Double", а музыка, звучавшая на нем, была одновременно разноплановой и объединенной чисто "иэррин-говым" саундом. Весь рок того времени неуклонно шел в сторону харда, что отразилось и на музыке G.E. К примеру, вещи "Song Of A Devil"s Servant" и "Backbiting Baby" - очень тяжелые для своего времени, и вся работа в целом считается одной из лучших в дискографии группы. 1969-й был особым годом в жизни голландских музыкантов. Успех в Европе послужил поводом для заключения еще одного контракта на запись в Штатах, на этот раз - с Atlantic Records. Вдобавок, ребята отсняли документальный фильм, а в апреле Golden Earring стали первой голландской группой, ступившей на обетованную землю Линкольна и Вашингтона (а также Ку-Клукс-Клана и хот-дога). Естественно, парни не испытывали больших иллюзий по поводу горячего приема, однако программа пребывания включала выступления в знаменитом клубе Whisky-A-Go-Go, равно как и в других небольших заведениях, концерты в Детройте и Сан-Франциско (где весь зал аплодировал G.E. стоя). Среди тех, перед кем "разогревали" друзья, были Джо Кокер, Джон Ли Хукер, Би Би Кинг, МС5 и даже The Who и Led Zeppelin. Именно с 69-го началась дружба с The Who, особенно с Китом Му-ном. "Еще в 1965 The Who гостили ъ Голландии, и тогда возникла идея концерта, но они не взяли с собой "аппарат". Поскольку дело было в Гааге, мы предложили им свой. А во время американского турне Кит каждый день заходил в нашу гримерную, и мы очень сблизились с ним". Забегая вперед, хочу сказать, что не только Мун был личным другом "безызвестных" европейских рокеров. В 1978 г. во время совместных гастролей с Aerosmith Джордж Коойманс настолько сдружился с Джо Перри, что они даже летали вместе домой к Джо на уик-энд. Более того, на один из концертов Earring где-то в голландской глубинке приехал басист Iron Maiden Стив Харрис, большой, как выяснилось, поклонник их творчества, который провел с ними довольно долгое и приятное время (за столом и т.д.).
Но вернемся к делам нашим скорбным. Сразу по возвращении из Америки группу покидает Яап Эггермонт, объяснив это неспособностью проводить так много времени в дороге (интересно, что он ушел в продюсерскую работу и в 80-х выпустил примечательный диск "Stars On 45" с диско-переделками "бит-ловских" хитов, который наши меломаны должны помнить, т.к. он издавался "Мелодией"). Пустоту заполнил джазовый (!) "стукач" Саиб Уорнер. Наряду с изменением состава, все больше меняется музыка Golden Earring, попсоватое звучание уходит в прошлое, уступая место утяжеленному варианту рок-н-ролла (хотя это слишком примитивная классификация) с массой наворотов, от психоделии до блюза. Нужно обратить внимание на профессиональный рост инструменталистов, и особенно Ринуса Герритсена, для которого бас-гитара одно время перестала быть всего лишь ритм-инструментом. Музыка Earring теперь была основательно насыщена басовыми "со-лякам" Ринуса. Это особенно ставило на уши народ на концертах и заканчивалось "нападениями" басиста на усилители и их полным разгромом... Шли годы, менялся и имидж группы - 70-е принесли с собой хипповатые наряды и волосы до пупа.
Не успели наши бродяги вернуться в родные края, как произошло еще одно примечательное событие: в офисе менеджера Golden Earring раздался телефонный звонок. Причем говоривший, представившийся неким Джимми Хендриксом, сказал, что был поражен игрой музыкантов в Штатах и, самое интересное, предложил Герритсену занять место басиста в его трио. Несмотря на оказанную честь, Earring давно стали для Ринуса семьей и поэтому он остался. "У меня была собственная группа, которой я дорожил больше всего на свете". Гастроли 1970-го по Америке принесли новые проблемы: барабанщик Уорнер, оказавшийся здесь впервые, в буквальном смысле ох-ренел от счастья. Причем настолько, что опаздывал на репетиции и исчезал мгновенно после концертов, не оставляя следов. Его сценическая работа также оставляла желать много лучшего, он никак "не попадал" в бас Герритсена. В связи с этим, вернувшись в Голландию, ребята просто сказали отщепенцу "Позвольте Вам выйти вон" и объявили о том, что позиция ударника вакантна. Свободное место занял барабанщик из Гааги Корнелис Йоханнес (в про-стонародии - Цезар) Зюйдервейк (родился 7.12.1948), до тех пор стучавший в Livin" Blues, The Ladybirds и других голландских коллективах. Решение покинуть Livin" Blues, по всей вероятности, далось Цезару нелегко, т.к. эта хард-блюзовая группа (По-моему, скорее - попсовая, хотя в этой характеристике нет уничижительного оттенка. - Gary) уже тогда пользовалась огромной популярностью не только в Голландии, но и в Германии (про СССР я просто молчу), что считалось незаурядным достижением. Приход Зюйдервейка стал неким знамением; первый же сингл ("Back Home"), записанный новым составом, стал ? 1 в Голландии, ? 10 в Германии, Бельгии, Франции, Испании, Италии, Австрии и Швейцарии. Он даже попал в японский Тор-5, а это что-то да значило! Штаты же, как обычно, остались глухи к новой музыке G.E. Да и леший с ними, со Штатами! С начала 70-х, а точнее, с одноименного диска (обзываемого, правда, на родине G.E. "The Wall Of Dolls"), группа вступает в полосу, которую я осмелюсь назвать "золотыми годами", поскольку успех ее дисков 70-80-х годов в Европе трудно сравнить с чем-либо еще по стабильности. В музыкальном же отношении альбом "Golden Earring" обозначил еще больший крен в сторону утяжеления, металлизации саунда. Некоторые считают, что, благодаря постоянному присутствию флейты, этот шедевр звучит - не поймите буквально! - как некая смесь Jethro lull и Black Sabbath. В дополнение ко всему, 1971 год принес Golden Earring еще один презент - совместные гастроли с The Who, продлившиеся до 1972 г. Дружба участников обоих коллективов выросла настолько, что в одном из интервью Роджер Долтри сказал: "Они слишком хороши, чтобы работать на разогреве". Результатом стало подписание контракта на запись диска с Track Records, филиалом MCA. Это случилось как никогда вовремя, поскольку группа решилась на очередную попытку штурма пластиночного рынка Америки. Несмотря на сверхплотный график гастролей с The Who, в 1972-м Golden Earring издают пару коммерчески удачных синглов. Более того, Коойманс и Хай берут короткие отпуска для создания сольных альбомов ("Jojo" и "Only Parrots, Frogs And Angels" соответственно). Работоспособности ребят можно только подивиться и позавидовать любого цвета завистью. Вышеизложенные факты привели к усиленной циркуляции слухов о предполагаемом развале группы. Слухи были успешно развенчаны выходом восьмого по счету LP "Together". Диск остается самым тяжелым альбомом Golden Earring - даже полуакустическая вещь "Jangalene" перетекает из медленного блюза в жесткий, "сбивающий с копыт" рок-н-ролл.
Из событий 73-го особо стоит отметить тур по Британии и выступление по английскому телевидению. Хотя вовсе не это главное. В августе того года увидел свет сильнейший диск группы "Moontan" (кстати, мое любимое произведение G.E.). "Чудище" состояло всего из б композиций, зато какой длины! Именно на этом-то альбоме и прячется знаменитая вещь "Radar Love", известная даже в снобистской Америке. С нее-то и началась видеоэпопея Earring (куски концерта перемежаются с ночными автогонками, а в концовке Цезар прыгает через свою ударную установку). Виниловая версия, в отличие от ремастированного позднее СО, на обложке демонстрировала обнаженную девицу, а внутри ровно настолько же одетого Барри. Этот факт привел к проблемам на МСА. Американцы, родители сексуальной революции и порнографии, почему-то любят показать себя крутыми борцами за нашу с вами нравственность. Таким образом, американская версия "Moontan" вышла с другой картинкой (мочка уха с серьгой - то же самое на CD), и, наверное, американцы были рады неимоверно. "Radar Love" прыгнула в Штатах на 13-е место в хит-парадах, став высочайшим по сей день достижением группы в этой стране. По закону подлости, в Голландии она удостоилась только 17-я позиции, хотя до сих пор не сходит с радиоволн и по праву считается одним из величайших творений в истории рок-музыки. "Когда мы записывали "Moontan", в воздухе витала какая-то магия. Большая часть трэков сделана на одном дыхании и звучит, словно на концерте". Успех "Moontan" в Европе обеспечил плотное гастрольное расписание на 1974-й, включавшее в себя Германию, Англию, Испанию и США. Golden Earring даже пригласили ъ "красную" Венгрию, но они почему-то отказались. В Америке группа сопровождала таких китов, как The Doobie Brothers и ZZ Тор. Плотный график концертов впервые с 1965-го не позволил музыкантам записать новый диск. К концу года парни порядком устали, да и тоска по родине становилась невыносимой, так что путь домой стал быстрым и радостным, тем более, что руки чесались по работе в студии. Однако опыт концертной работы выявил серьезную проблему: если при записи пластинок музыканты могли для уплотнения звука пользоваться клавишными и духовыми инструментами, то игра живьем заставляла Ринуса бросать бас и браться за орган, а это уже было трудновато. Ситуацию исправил старый приятель Роберт Ян Стиле (экс-клавишник и аранжировщик Supersister). Технически самый грамотный из всех инструменталистов, Роберт, конечно, внес свою лепту в саунд Golden Earring. Диск "Switch", no словам музыкантов, "принес нам гораздо больше удовлетворения, чем "Moontan", и находится среди самых любимых у его творцов. Интересно, что "сиквел" к нему, "То The Hilt" (1976), Earring записывали в домашней студии Джорджа Коойманса. Клавишные на этом диске стали буквально доминирующими, а Барри Хай забросил инструменты и целиком посвятил себя пению, исполнив львиную долю всего материала. Кто знает, куда бы ушли G.E. со Стипсом, но гастроли (особенно в том виде, какой проповедовался в этой группе) оказались ему не под силу. Парни отпустили его с миром, понимая, что родиться одним из Golden Earring суждено не каждому. Через некоторое время был ангажирован гитарист Эл-ко Джеллинг из рок-блюзовой банды Cuby & The Blizzards (чей диск "Red, White & Blue" продюсировал Коойманс), принимавший участие в записи "Moontan". Приход второго гитариста (причем весьма недурственного), абсолютно не похожего по стилю игры на Джорджа, сразу сказался на концертном звучании. И, само собой, студийный альбом 1976-го года "Contraband" получился гитарным. Возможно, именно наличие двух гитар позволило Earring в августе 77-го выпустить "двойник" "Live", материал для которого был целиком взят с выступлений в лондонском Rainbow Theatre. На пластинке записаны, в основном, песни с "Moontan" и "Contraband". К чести Golden Earring, скажу, что "живое" звучание группы мало чем отличалось от студийного. Пахать - так пахать! "Live" на удивление здорово продавался в США, став прелюдией пятого по счету американского тура Earring с такими звездами рока 70-х, как Zeppelin, Kiss и Aerosmith. Когда настало время записи следующего студийного опуса, "золотые сережки" прекрасно осознавали - для покорения Штатов (дались они им!) необходима чисто американская "зацепка", которая понравилась бы избалованному американскому рок-фэну. Памятуя об этом, G.E. нанимают продюсера-янки Джимми Айовина. Результатом их совместной деятельности стал диск "Grab It For A Second", изданный в сентябре 1978-го. Американизированный саунд с акцентом на тяжелую гитару, тем не менее, не столько привлек штатовских меломанов, сколько оттолкнул голландских фэнов Earring. Из примечательных тем альбома упомяну "Cell 29", написанную Барри в тюремной камере, куда он угодил на две недели за то, что угробил полицейскую "тачку", "поцеловав" ее своей. "Grab It" стал финальной точкой во взаимоотношениях Golden Earring с МСА. Гастрольная работа в Америке, однако, продолжалась. Группа путешествовала на этот раз с Тедом Ньюджентом и Aerosmith. Во время концертов голландцев преследовали неудачи, самой тяжкой из которых была пропажа бас-гитары Ринуса. Именно на этом инструменте он играл с 1968-го, из него были извлечены все те необычные звуки, которыми так гордились Earring. Стоит ли говорить, в каком шоке был Ринус? Роуди утверждали, что по ночам он даже плакал. Правда то, или нет, но, обычно подвижный на сцене, Герритсен оставался статичным и мрачным, как туча. Еще одним "косяком" стали отношения с Элко Джеллингом, чья роль в группе оставалась неопределенной, поскольку гитара Коойманса явно превалировала. В итоге он решил покинуть коллег прямо посреди турне. Попытки уговорить Элко ни к чему не привели, и, в конце концов, Джорджу пришлось взять на себя всю гитарную работу. 1979-й был годом "всяко-разностей". Коойманс активно занимался продюсированием чужих дисков, Герритсен сотрудничал с Майклом Ван Дейком, в результате чего вышел их совместный альбом "Gerritsen & Van Dijk". Тем временем в лагере друзей Earring, The Who, произошли известные трагические события: скончался Кит Мун, и в поисках барабанщика они обратились к парням из G.E. Их, естественно, интересовал Цезар Зюйдервейк, которому и было сделано недвусмысленное предложение. Но, как и в свое время Ринус, Цезар отклонил заманчивый ангажемент. Все эти дела не помешали нашим героям выпустить очередной альбом ("No Promises No Debts"), символизировавший "возвращение к корням". Диск спродюсировал Коойманс, а Хай где-то откопал свою весьма запылившуюся флейту, отсутствовавшую в музыке группы со времен "Moontan". Во время турне 79-го Барри, кроме того, окончательно "породнился" с ритм-гитарой, а Ринус вовсю "выпендривался" с новым двухгрифовым басом, изготовленным его папашкой взамен украденного в Америке инструмента. Во время шоу музыканты стали использовать магниевые бомбы, прикрепленные к грифам гитар. Эта модная пиротехника однажды чуть не стоила Джорджу пребывания в бренном мире. Взорвавшись в неподходящий момент, заряд разнес на куски инструмент, одна из металлических частей попала Кооймансу в шею, рядом с артерией. Все обошлось большой потерей крови, впечатляющим шрамом, и, кроме того, полным отказом от опасных эффектов. Травматизм, однако, на этом не завершился. Джордж, известный своим неординарным поведением on stage, расщепил передние зубы, кусая (?!) все тот же гитарный гриф. А несколько позже (в 87-м) уже Зюйдервейк стал жертвой прыжков через ударную установку, платой стало растяжение связок на лодыжке. Недели хождения с костылем положили конец акробатическим этюдам барабанщика. 80-е застали Golden Earring на пике активности. Похоже, ни панк-эра, ни зарождавшийся хэви-метал ни коим образом не влияли на группу, она шла выбранной дорогой, не обращая особого внимания на смерть и рождение новых рок-жанров. К этому времени Коойманс имел репутацию солидного продюсера, причем его работы пользовались спросом в Америке, остававшейся для самих "иэррингов" чуть ли не запретной зоной. Остальные члены группы тоже отдавали дань участию в сайд-проектах и сессионной работе. Казалось, что на Golden Earring у них просто нет времени. Тем не менее, в 80-м появился "Prisoner Of The Night", созданный в лучших традиция рок-н-ролла G.E., а гастрольная деятельность не утихла и в этом году. Откуда только силы брались?
К 1982-му относится еще одно интересное событие: менеджер G.E. Фредди Хаайен открыл в Нью-Йорке собственную студию 21 Records. Первыми же его клиентами были Earring со своим 21-м альбомом. Самое смешное заключалось в том, что каждый участник коллектива тогда считал эту работу последней из-за отсутствия популярности в США (отвлекаясь от дел музыкальных, скажу, что Коойманс и Герритсен в это время становятся папашами). Во время очередных гастролей Ринус умудрился сломать ключицу и был вынужден играть на басовом синтезаторе. Это, однако, не повлияло на качество музыки, представленной диском "Cut". Кстати, название предложил Барри Хай, самый, так сказать, раскрепощенный член группы, a "cut" по-голландски означает то же, что и "c*nt" - по-английски (см. англо-русский словарь слэнга). Несомненной удачей диска считается вещь "Twilight Zone", хотя, на мой взгляд, слабых песен там просто нет, а хитовыми можно смело считать, как минимум, еще три. Однако именно "Twilight Zone" выбрали в качестве сингла, она стала ? 1 в Голландии, вошла в Тор-10 США и активно эксплуатировалась на MTV. "Cut", таким образом, справедливо считается вершиной международной славы Earring. Музыканты, уже решившие было, что пора расходиться, воспрянули духом и почувствовали новый вкус к жизни. Период после "Cut" характеризуется расширением активности всякого рода буквально в геометрической прогрессии. Зюйдервейк, к примеру, увлекшийся в то время электронными ударными (что поделаешь - время было такое), изготовил в домашних условиях кучу новых приспособлений, которые добавил к своей и без того шикарной "кухне". Теперь ему приходилось поворачиваться на 360 градусов, чтобы охватить все. Более того, Цезар сконструировал "драм-жакет", одежку, которая звучала как электронные барабаны и использовалась на концертах во время продолжительных соло барабанщика. Все эти дела привлекли к Зюйдервейку особое внимание. Его приглашают вести лекции по теории ударных инструментов в Роттердамском Музыкальном Колледже (!). "N.E.W.S." ("North, East, West, South") (1984) характеризовался техно-саундом, что не походило ни на один предыдущий релиз G.E. Безумное количество клавишных и электронных инструментов несколько перегружало альбом, но на фоне повального увлечения техникой выглядело приемлемо. Концертная программа того года включала гастроли по США и Канаде с Triumph и 38 Special. Но не стоит думать, что жизнь Golden Earring была сплошной молочной рекой с кисельными берегами. Альбом 86-го "The Hole" и впрямь оказался "дырой", если не хуже, в очередной раз поставив группу на грань распада. Что тому виной - эстрадное звучание, чрезмерное увлечение духовыми инструментами или отсутствие интересных идей - кто знает? В силу всех указанных причин 86-87 гг. прошли под знаком сольных альбомов, отдыха и занятости на семейном поприще. Именно это, вероятно, и нужно было музыкантам, тем более, что Хай и Коойманс уже владели собственными звукозаписывающими компаниями, и практически все "иэрринги" гастролировали со своими сайд-проектами. "В "The Hole" не было и частички души, - вспоминает Ринус. - Мы всегда стараемся на 100%, но тогда просто пролетели. Диск стоил нам кучу бабок, а погорел по всем статьям. Многие не выживают после I таких ударов, но мы - не новички и все-таки выбрались...". Несмотря на временные трудности, уже в 88-м G.E. собираются для записи новой пластинки, решив на этот раз, что неприятными сюрпризами они сыты по горло. "Keeper Of The Flame" (1989) стал мощнейшим ударом по разочарованию и доказал - Earring еще способны на многое, если не на что | угодно. Безусловно, сильнейшей песней на диске была "My Killer, My Shadow", хотя целостность материала - как никогда очевидна. Дорогая, но стоившая того работа вернула Golden Earring в голландские и европейские хит-парады, откуда они вылетели со свистом после "The Hole". Пользуясь моментом, музыканты вновь двинулись на гастроли по дорогам Европы, причем на этот раз играли даже в Восточном Берлине с Uriah Heep и Ten Years After. В статье уже говорилось о теплых отношениях басиста Iron Maiden к голландцам. В 1990 г. Харрис умудрился убедить своих коллег записать кавер G.E. "Се Soir". Упомяну и такую немаловажную деталь: пионеры английского хард-н-хэви на своих репетициях постоянно гоняют "Radar Love" "для разгонки". 1990-й можно назвать годом полного возврата Golden Earring, чему в немалой степени способствовал "Keeper Of The Flame". В том году Columbia Records (сейчас - собственность Sony) предложила группе контракт, чего не было уже более 10 лет. Союз с CBS/Sony просто необходимо было закрепить выпуском чего-то новенького. "Bloody Buccaneers" лег на прилавки в апреле 91-го и он не обманул ожиданий. На диске хватает отличных вещей, начиная с "When Love Turns То Pain" (5 баллов за вокал!) и заканчивая темой "Joe", где Коойманс использует слайд-гитару. (А фэны группы "Ария" наверняка знают обработку баллады "Going to the Run", перекрещенной в "Беспечный Ангел". Неужто и тут без Стива Харриса не обошлось? - Impaler). "Buccaneers" стал "золотым" в Голландии через неделю после выхода, но Америка так и осталась глуха к творчеству команды. К счастью, в биографии Earring наконец-то наступил момент, когда они осознали, что бесплодные попытки захватить этот рынок отнимают слишком много сил, которые можно употребить на более важные дела. Тем более, что дома все обстояло иначе: "Bloody Buccaneers" в концертном исполнении даже транслировался по радио. И не только: во время телетрансляции Цезар обнародовал свое последнее изобретение - надувную ударную установку, которая при помощи компрессора наполнялась воздухом за несколько секунд и по звучанию соответствовала всем требованиям. Не забывайте, что этот парень, кроме всего прочего, имеет собственную школу барабанщиков! Пятого сентября 1993 года сумасшедший ударник реализовал проект, к которому шел два года: на набережной Роттердама он собрал 1000 барабанщиков и устроил вышибающее мозги шоу, в котором не только дирижировал, но исполнял сольные партии на монстроподобной установке. Кульминацией зрелища стало выступление Golden Earring с экстраординарной версией "Radar Love". Турне в поддержку альбома растянулось до лета 93-го. Между тем, успех, которым пользовались акустические концертные варианты ряда вещей, натолкнул членов G.E. на идею создать полностью "деэлектризованный" диск. С этой целью записали три концерта в Амстердаме, из которых и скомпоновали "сидишку" "Naked Truth", включающую не только старые хиты, но и новые песенки. Явно вытекающим из этого проекта было решение провести несколько акустических туров, хотя на деле они частенько сами собой перетекали в электрические. "Нам просто хотелось немного расслабиться..." Да, некоторые, оказывается, любят отдыхать, зарабатывая при этом кровавые мозоли на пальцах, отвыкших от жестких акустических струн! Судя по вышеописанным событиям, Golden Earring с честью пронесли собственный флаг через нестабильную эпоху панк-рока, период экспансии хэви-метал и рождение гранджа. И чихать (если не больше) они хотели на все неурядицы. Не отдавая себе отчета, Earring стали явлением международного масштаба. Примером может служить тот факт, что все та же "Radar Love" вошла в саундтрек к фильму "Мир Уэйна-2". Да, собственно говоря, хорошая музыка в каких-то доказательствах не нуждается. Главное - её слушают. В ноябре 1995 г. увидел свет 25-й диск Golden Earring (не считая компиляций!). Сотворенный всего за три месяца, спродюсированный самими музыкантами, "Face It" несет на себе печать "Сделано Golden Earring". Мы вновь становимся свидетелями того богатства и жанровой разноплановости, которую нам раскрыла музыка группы второй половины 80-х. Заметна солидная клавишная работа Ринуса Герритсена и разнообразие гитарных партий. Особым подарком любителям изящества являются "Minute By Minute", где используется... арфа, и "The Unforgettable Dream" с аккордеоном. Вышесказанное не означает, что любителям "тяжеляка" и побаловаться-то нечем. Специально для них Джордж Коой-манс приготовил "Liquid Soul" и "Legalize Telepathy". Разумеется, все чарты Голландии "убиты наповал", и даже более того. Американская First Quake выпустила сразу три CD группы - "Cut", "N.E.W.S." и "Bloody Bucaneers". До тех пор в США группа не издавалась с 1986-го!
Сразу по выходу "Face It" Earring получили приглашение сопровождать реинкарнированных в очередной раз Deep Purple в гастролях по Штатам. Голландцы на этот раз отказались: глупо, право, находясь в такой отличной форме, соблазняться второстепенными должностями, пусть даже речь идет о таких звездах, как "дипы". Разве G.E. и сами не тянут на звезд, а? То-то.
В принципе, Golden Earring сейчас могут позволить себе многое. Например, беспрецедентные (и совершенно бесплатные) "пляжные" концерты, собирающие до 150 000 слушателей. Или, наоборот, камерные, когда их слушает не больше десятка. Коойманс в последние годы как никогда активен на продюсерской ниве, не отстает от него и Геррит-сен, работающий, кроме этого, еще и в кино. Школа барабанщиков Зюйдервейка славится на всю Европу, а карикатурные и графические работы Хая высоко ценят профессионалы. Не говоря уже о самих Golden Earring, которые, к слову, удостоились чести, незнакомой ни одному другому рок-музыканту: им вручены ключи от Амстердама. Каждый из молодцев (которым, не забывайте, уже за 50!) занят не только родимой "бандой", но сольными альбомами, а также околомузыкальной деятельностью, не говоря об участии в различных проектах (скажем, Барри Хай спел в прог-металлическом Ayreon "Final Experiment"). 19 сентября 1997 г. Golden Earring выдали очередной альбом - "Naked II", акустический "зальник" с двумя студийными вещами. А в 1999-м выходит студийный CD "Paradise In Distress" - работа с сильным влиянием госпел, блюза и хард-рока (впрочем, как всегда) в современной трактовке. Достаточно интересная работа, "Paradise In Distress" состоит из едких ироничных музыкально-поэтических композиций, лирика временами вызывает удивление своим сатирическим уклоном. Чего стоит заглавная вещь, где поется о том, как "Иисус отказывается водить что-либо другое, кроме "Мерса" последней модели (Jesus won"t drive nothing but a shiny-white Mercedes...), а Дьявол прикупил себе новый особнячок в Раю"! "Большая часть песен - об извечной борьбе добра и зла, - говорит Барри. - Ведь 95% наших жизней уходит именно на это. Мне тяжело признавать, но, похоже, в последнее время счет не в пользу добра. Я не в состоянии сделать этот мир лучше, но я хотя бы пою об этом... "На альбоме вы найдете песни на любой вкус: баллады-блюзы "Darling", "Fighter", "Whisper In A Crowd", жесткий хард "Evil Love Chain", "Bad News To fall In Love (With A Mean Motherfucker)", прифанкованные трэки, вроде "Take My Hand Close My Eyes" и... всё остальное. "Paradise In Distress" уже признан критиками и публикой достойным места среди таких шедевров Golden Earring, как "Moontan", "Cut" и "Bloody Bucaneers". В этом же 99-м году было решено отпустить группу (не волнуйтесь!) в "кратковременный отпуск", а в качестве "прощального бонуса" фэнам был дан концерт в Лейдене, длившийся около 3 часов. Предприимчивые "иэрринги" записали его и выпустили в виде CD "The Last Blast Of The Century" (Есть и пиратская видеокассета с записью того концерта - Gary). Однако уже в августе 2000-го Коойманс и Хай записали гимн для олимпийской сборной Голландии "Yes We"re On Fire". Отпуск закончился. Так они и вошли в новое тысячелетие. Трудно поверить, но группе уже 40 лет! Сорок лет, проведенных в студиях, на сцене и в дороге... И, тем не менее, музыканты G.E. признаются: "Сейчас мы работаем раз в десять больше, чем в те времена, когда начинали. И это не планируется, просто с годами мы стали трудоголиками. Четыре дня в неделю ты потеешь на сцене и еще два - "расслабляешься" в студии". Думаю, тот, кто следил за творчеством Golden Earring, понимает, что это - не просто слова. Тем более, что ходят упорные слухи (так и быть, скажу вам по секрету), будто на весну этого года намечен выпуск следующего альбома. Группа, именуемая на родине не иначе, как "голландские Rolling Stones", не собирается на пенсию, во всяком случае - в ближайшие 10 лет. "Мы не уходим со сцены вовсе не потому, что нас связывают какие-то контракты, - утверждает Джордж Коойманс. - Мы просто НЕ ХОТИМ уходить. Можете не верить, но каждый концерт для нас - как первый".